Урбанистическая прогулка: диалог человека и города

4 мая — знаковая дата в календаре многих урбанистов и активных горожан. Это день рождения Джейн Джекобс — журналистки, теоретика городского планирования, местной активистки и защитницы городского пейзажа. Несмотря на отсутствие у нее специального архитектурного или градостроительного образования, Джекобс нередко называют иконой современных урбанистов за грандиозный вклад в понимание и проектирование современного города. Ее книга «Жизнь и смерть больших американских городов», написанная в 1961 году, является обязательной к прочтению для тех, кто связывает свою профессиональную карьеру с городским планированием или просто интересуется урбанистикой.

Дудл от Google в честь 100-летия Джейн Джекобс


Джейн Джекобс: новый взгляд на город

Джейн Джекобс – это пример того, как городской активизм может влиять не только на принятие конкретных решений относительно городского планирования, но и на развитие науки о городе.

Благодаря своим наблюдениям, размышлениям и борьбе с муниципальной системой принятия градостроительных решений в тогдашнем Нью-Йорке, Джейкобс сформулировала новые принципы, на которых должна строиться городская жизнь. Для Калининграда, на мой взгляд, особое звучание имеют следующие ее идеи:

  • Город – это не только здания, но и пространства, в которых ходят и общаются люди. Механизмом, который обеспечивает функционирование города как живого и развивающегося организма, является именно взаимодействие и общение людей. Более безопасными являются города, где люди имеют возможность общаться на улицах и в рамках локальных бизнесов (магазинчиков, парикмахерских и пр.). Неслучайно жизнь в городе описана Джейкобс как социальный, уличный, тротуарный балет.
  • Контролировать городское пространство должны жители. Чем выше степень такого контроля, тем устойчивее развивается город. Хорошее городское планирование – это планирование снизу вверх. Город не может создаваться узкой группой лиц – будь то городские чиновники, профессиональные архитекторы и градостроители или – тем более – инвесторы и застройщики. Любые инициативы должны исходить не из «права больших денег», а из реальных нужд горожан, и строительству или реконструкции в городе должно предшествовать изучение того, как организована городская жизнь.
  • Городу нужен человеческий масштаб. Планируя строительство в городе нового объекта, нужно думать не столько об экономике (и тем более частной прибыли), сколько о здоровье и благополучии жителей, их возможности дышать чистым воздухом, греться на солнышке или укрываться в тени деревьев. Важнее «модернизации» и крупных инфраструктурных проектов — дворы, где играют дети, скверы, где сидят на лавочке старушки, тротуары, где соседи останавливаются поговорить. Именно такая среда создает условия для общения и позволяет преодолеть анонимность городской жизни и разобщенность горожан.
  • Поскольку ядром реальной городской жизни является улица, взаимодействие людей в общественных пространствах, то фокусом градостроительного планирования должен быть «человеческий элемент», а пространства между зданиями следует проектировать с той же тщательностью, что и сами здания. Коллега и последователь Джекобс Уильям Уайт позднее писал: «Больше всего людей привлекают другие люди. Но многие городские пространства спроектированы так, будто дело обстоит с точностью до наоборот». (W.H. Whyte, City: Rediscovering the Center, 1988)
  • В городском планировании нельзя ориентироваться на какие-то абстрактные проекты, пусть и «прогрессивные» (такие, как, например, прокладка шоссе через Южный Манхэттен, с которым боролась сама Джекобс), которые не учитывают обычных людей и угрожают смести их обычную повседневную жизнь. Привычка сносить и затем отстраивать заново – дурная, городам нужен апгрейд и локальное развитие конкретных мест. Иначе мы получим города, в которых «все будет прочно, симметрично, упорядоченно», «чисто, достойно, монументально», то есть которые «будут обладать всеми признаками ухоженного величественного кладбища». (Дж. Джекобс, «Центр для людей», 1958)
  • Горожане должны осознавать ценность места, в котором они живут. А она создается красотой ландшафта, обилием зелени, разнообразием архитектурных форм.
  • Стандартизация и однообразие губительны для городской жизни. Городу нужны функциональное разнообразие построек, частые пересечения улиц, сочетание примет разных стилей и эпох, а горожанам – возможность выбора способов осуществления обычных намерений типа покупки газеты, маршрутов передвижения, «своих» уголков города.

Одним из инструментов, помогающих понять устройство городской жизни и спроектировать город для человека, к которому прибегала Джейн Джекобс, является прогулка. Джекобс не была пионером городских прогулок, но она открыла их новые возможности.

Феноменология прогулки

Пешая прогулка – это пространство выбора. В отличие от автомобилиста, вынужденного следовать дорожным указателям, которые зачастую заставляют его ехать по совершенно другим улицам, чем ему хотелось бы, пешеход может перемещаться как ему угодно. Решив на перекрестке двигаться вперед, налево или вправо, он получает один из возможных маршрутов с набором разнообразных мест и объектов — магазинов, скверов, фасадов домов, а также человеческих лиц и взаимодействий. Прогуливаясь пешком, можно выбирать, идти ли по солнечной стороне улицы или по теневой, с какой скоростью двигаться, останавливаться ли для отдыха на лавочке или созерцания интересного сюжета.

Водитель автомобиля мыслит категориями расстояния и времени: как добраться из точки А в точку В, сколько времени это займет, и не встретятся ли на пути какие-либо препятствия. Пешая прогулка открывает возможности мыслить или даже читать мысли других, наблюдать за происходящим, анализировать.

Прогулка как философия

Своего рода предшественниками урбанистических прогулок можно считать философов. Само название философской школы перипатетиков происходит от древнегреч. περιπατέω  — прогуливаться, прохаживаться. Ее основатель Аристотель имел обыкновение прогуливаться со своими учениками, полагая, что ходьба стимулирует мышление. Представителям киотской школы философии прогулка помогала переживать сатори (просветление) и постигать логику небытия. Прогулки Канта, по которым кенигсбержцы сверяли часы, были непременным элементом распорядка дня великого философа.

Привлекательность прогулок для мыслителей имеет вполне научные объяснения. В процессе ходьбы сердце активнее качает кровь, которая, в свою очередь, доставляет больше кислорода во все мышцы и органы, включая мозг. Регулярная ходьба помогает снизить риск высокого давления, повышенного уровня холестерина, сердечно-сосудистых заболеваний, инсульта, сахарного диабета 2 типа и некоторых видов рака.

Даже небольшая физическая нагрузка благоприятно сказывается на внимании и запоминании, а систематические прогулки способствуют образованию новых нейронных связей в мозгу. Темп ходьбы влияет на темп мыслей, который, соответственно, можно менять, ускоряя или замедляя движение.

Поскольку особых сознательных усилий ходьба не требует, то прогуливаясь, мы высвобождаем внимание, позволяя возникать свободным образам и ассоциациям, приходить новым идеям и озарениям. Прогулки по паркам, садам или вдоль водоемов способствуют восстановлению наших интеллектуальных ресурсов. Перемещение по городу, наоборот, стимулирует мозг, посылая ему множество разнообразных ощущений, наполняя его творческой энергией.

Прогулка как кино

Отвлекаясь от видимого глазом к собственным мыслям, мы совершаем акт (свободного) «монтажа», как это делают кинематографисты – как, например, Дзига Вертов в знаменитом немом фильме 1929 года «Человек с киноаппаратом» , по сути демонстрирующий мир таким, каким его видит (или мог бы увидеть) идущий по улице города человек. «Я… показываю вам мир таким, каким только я его могу увидеть», — писал режиссер.

Наш взгляд падает лишь не некоторые объекты, и видим мы их в определенном ракурсе, и воспринимаем сквозь призму своего опыта, ценностей и раздумий. Так и рождается наш собственный кинематограф.

Прогулка как литература

Пешая ходьба организует пространство вокруг нас и наши мысли, и, как пишет архитектор Майкл Соркин, «прогулка неизбежно приобретает характер повествования». Неслучайно авторы многих литературных произведений отправляли своих героев в странствие по городу, делая его ландшафтом для их мыслей и чувств или превращая в полноценного участника повествования. Восстанавливая перемещения персонажей «Улисса», «Мисс Деллоуэй» и «Тени ветра», читатели не только лучше проникаются их переживаниями, но и знакомятся с Дублином, Лондоном и Барселоной.

Многие писатели были большими любителями прогулок, осознавая их роль в стимулировании процесса мышления. Так, Генри Дэвид Торо замечал: «Я начинаю шагать, и в мою голову прибывают мысли». А Чарльз Диккенс писал в дневнике о 20-мильных прогулках, в ходе которых он придумывал сюжеты своих романов.

Прогулка как аналитический инструмент

Бесцельной может быть и прогулка наблюдателя. Исследователем, экспертом городской жизни, например, является фланёр (франц. flâneur, буквально праздношатающийся, гуляющий), популяризованный Вальтером Беньямином. Типаж праздного гуляки, сформировавшийся в первой половине 19 века, описывается им как отчужденный наблюдатель, ценитель городской жизни, ее тайн и удовольствий, увлеченно примечающий предметы и модные тенденции.

Наследниками фланёров в деле анализа городского пространства можно назвать ситуационистов — представителей художественно-политического движения марксистского толка 1950-70-х гг., активно проявившего себя во время майских событий 1968 года. Помимо прочего, ситуационисты интересовались проблематикой урбанизма, пытались понять повседневную жизнь города с помощью нетрадиционных городских карт и манифестов, а также практиковали особые аналитические урбанистические прогулки, которые называли дрейфом (франц. dérive) и описывали как «технику быстрого перемещения сквозь разнообразные среды».

Городской ландшафт, считал теоретик ситуационизма Ги Дебор, угнетает и навязывает нам определенный способ взаимодействия со средой, заставляя использовать одни и те же маршруты и испытывать одни и те же чувства. Суть дрейфа — отойти от обычных схем перемещения по городу и совершить неожиданные открытия. На период дрейфа люди «прекращают все отношения, бросают работу и прочую деятельность, теряют стимулы для активного существования. В это время субъект любуется окружающей местностью и наслаждается случайными встречами».

Для успешного дрейфа можно придумать собственную логику перемещений (скажем, перемещаться по Парижу, используя карту Лондона) или применять правила, предложенные Дебором: собрать и проанализировать информацию, обсудить полученные данные со спутниками, испытать и зафиксировать какое-либо ощущение.

Ги Дебор верил: подобные практики и психогеография в целом – как изучение влияния городского пространства на сознание, эмоции и поведение человека — призваны вернуть городу его значение.

Прогулка как психотерапия

Городские прогулки могут выступать не только средством субъективного преображения городского пространства, но и своего рода психотерапевтическим инструментом, сравнимым с другими техниками, направленными на изменение сознания.

Исследователи утверждают, что прогулки позитивно отражаются на нашем психическом здоровье – снижают уровень стресса, улучшают настроение, повышают самооценку.

Идеолог Медленного движения (Slow Movement), Карл Оноре говорит, что пешие прогулки могут быть медитативными: во время прогулки мы осознаем окружающие нас детали – птиц, деревья, небо, магазины и здания, других людей, мы устанавливаем связи – и эти связи с нашим окружением укрепляют наш дух.

Кстати, частью Медленного движения является движение Медленных городов (Slow Cities Movement), цель которого – улучшение качества жизни в городах за счет замедления ритма жизни, противостоянии однообразию и усреднению.

Психологи советуют бесцельно бродить по незнакомому городу или осознанно плутать с собственном, эмоционально проживая все, что встречается на пути, как бы вступая с городом в диалог. Такие спонтанные прогулки помогают лучше понять свои потребности, желания и тревоги.

Прогулка как педагогика

Если взрослому прогулка позволяет лучше познать самого себя, то для детей она выступает прекрасным инструментом познания мира. Главное — придумывать маршруты, которые вызывают любопытство и позволяют делать открытия, и, конечно, помогать ребенку в этом процессе.

Именно так в свое время поступили в Балтийском филиале Государственного центра современного искусства, придумав и реализовав проект «Открывая Калининград» (куратор – Зинаида Шершун).

Проект длился 4 дня и включал серию урбанистических и натуралистических исследований, городских прогулок, встреч с людьми, имеющими свой, особый взгляд на наш город – художниками, социальными исследователями, историками, культурологами. В основу маршрутов городских прогулок были положены разработки участников другого проекта ГЦСИ «Близкий Незнакомец: Гданьск-Калининград-Клайпеда».

Участники проекта «Открывая Калининград» на прогулке по городу

Участники проекта – а группу составили ребята из Калининграда и Санкт-Петербурга – изучали знакомый-незнакомый город, наблюдали, слушали, трогали, нюхали, собирали городские артефакты, осознавали, чтобы потом воплотить свои впечатления в творческих работах. Проект имел столько различных пластов и измерений, что трудно назвать аспекты городской жизни, с которыми ребятам не удалось соприкоснуться. Исторические памятники и современная архитектура, уличное искусство и вандализм, мусор и городской декор, вода и растения, асфальт и брусчатка… Но главное, что ребятам – в том числе тем, кто впервые побывал в Калининграде – удалось уловить сущность, дух города, проникнуться его историей и атмосферой. По отзывам самих ребят, калининградцы «увидели город в новом свете», а питерцы познакомились с «таинственным и загадочным городом» и благодаря его соразмерности «почувствовали себя полноценным человеком, а не песчинкой», и подарили комплимент: «Калининград похож на Питер, только лучше».

Процесс и результаты творческой работы участников проекта «Открывая Калининград»

Прогулка Джейн

Джейн Джекобс придумала особый вид прогулки. Ее идея состояла в том, чтобы, прогуливаясь по городу или району, разговаривать с живущими здесь людьми, обсуждать, что происходит вокруг, мечтать о будущем этого места. Это помогает горожанам почувствовать, что именно здесь они живут вместе и что именно им принадлежат эти улицы и дворы, осознать свое право на город.

С 2007 года, в память о Джейн Джекобс в начале мая подобные коллективные прогулки проводятся в разных городах мира. Эти пешие экскурсии, присоединиться к которым может любой желающий, организуются добровольцами на бесплатной основе. Такие прогулки, когда мы знакомимся с соседями, обсуждаем вопросы планирования общего городского пространства, благоустройства конкретных мест, сохранения объектов культурного наследия, выявляем проблемы, с которыми сталкиваются местными жители, возможно, делают нас горожанами больше, чем что-либо другое.

«Гуляй и будь счастлив. Гуляй и будь здоров», – говорил Чарльз Диккенс. Хочется добавить: гуляй и будь горожанином, меняя свой город, делая его лучше.

5 мая 2019 года «Право на город» проводит прогулку Джейн в Калининграде. Следите за информацией на наших страницах в социальных сетях.

Текст и фото: Анна Алимпиева